Комментарий к ст 66 КРФ. Комментарий к статье 66 Конституции Российской Федерации

Гражданское право - информационно-аналитический сайт

Комментарий к ст 66 КРФ

[Конституция] [Глава 3 КРФ] [Комментарий к статье 66 КРФ]

Статья 66 КРФ

1. Конституция исходит из необходимости сохранения исторически сложившегося государственного единства, стабильности и конституционного правопорядка на всей территории РФ. Вместе с тем, учитывая сложившиеся традиции и специфику государственно-правового регулирования в этой сфере, она допускает особенности в конституционно-правовом статусе отдельных субъектов РФ, связанные с факторами исторического, национального и иного характера. Эти особенности отражены, в частности, в статье 66. Признание Конституцией наличия особенностей в конституционно-правовом статусе отдельных субъектов РФ не означает нарушения принципа равноправия частей, составляющих Федерацию, и тем более - наличия некоей иерархии в их статусах. Конституционный смысл понятия "статус субъекта РФ" вытекает из системного анализа положений Основного Закона, важнейшими из которых являются нормы, сформулированные в ч. 1 ст. 5, где дана структурная характеристика Российской Федерации как федеративного государства: "Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов - равноправных субъектов Российской Федерации".

Особенности различных субъектов РФ, отраженные в их конституционно-правовом статусе, а также очевидное неравенство различных частей Федерации по уровню их социально-экономического развития, размерам территории, численности населения и иным исторически сложившимся условиям не означает, что Федерация в нашей стране носит асимметричный характер, поскольку "симметрия" Федерации определяется конституционным принципом равенства прав всех субъектов РФ между собой и в отношениях с федеральными органами государственной власти (см. комментарий к ч. 4 ст. 5). Различаясь фактически, субъекты РФ в конституционном отношении, по сути, являются одинаковыми. Понятие "субъект РФ", применяемое Конституцией ко всем без исключения частям Федерации, подчеркивает их общность и обращает внимание на то, что при сохранении прежних государственно-правовых форм они обрели новое качество, став равноправными субъектами РФ.

Свой статус субъекты РФ обрели в силу федеральной Конституции, а не собственного волеизъявления в порядке договора (см. абз. 4 п.

2.1 мотивировочной части Постановления КС РФ от 07.06.2000 № 10-П). Все субъекты РФ являются не отъемлемыми составными частями России и не обладают правом сецессии, т.е. правом выхода из состава РФ. Все субъекты Федерации имеют равные права и обязанности как составные части федеративного государства. В частности, субъекты равны в своих правах иметь конституцию или устав, собственные органы государственной власти, законодательство, свою территорию, представительство в Совете Федерации и др. (ст. 66).

Все субъекты РФ самостоятельно образуют органы государственной власти (ч. 1 ст. 77) и обладают на своей территории всей полнотой государственной власти вне пределов ведения и полномочий Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения (ст. 73). На все субъекты Федерации в равной мере распространяется принцип территориальной целостности. Границы между субъектами могут быть изменены лишь с их взаимного согласия (ч. 3 ст. 67), а утверждается такое изменение на федеральном уровне - Советом Федерации (п. "а" ч. 1 ст. 102). Все субъекты РФ в равной мере обладают правом заключать внутрифедеративные договоры, в том числе о разграничении предметов ведения и полномочий с федеральными органами государственной власти (ч. 3 ст. 11), а также участвовать в международных внешнеэкономических связях в порядке, установленном соответствующим федеральным законом. Изъятия из таких единых правил, устанавливаемые для отдельных субъектов и не имеющие под собой правовых и фактических оснований, не отвечают конституционному требованию о равноправии субъектов РФ.

Часть 1 комментируемой статьи устанавливает, какими правовыми актами определяется статус республики как субъекта РФ. Как и для всех остальных субъектов Федерации, основополагающие элементы статуса республики закрепляет Конституция. Статус республики конкретизируется в ее конституции. Конституция республики как субъекта РФ - это целостный, единый акт, имеющий высшую юридическую силу в системе правовых актов субъекта. Конституция республики имеет одинаковую юридическую силу с уставом края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа.

В начале 90-х годов ХХ в. в период так называемого "парада суверенитетов" многие республики закрепляли в своих конституциях положение о государственном суверенитете, претендуя на особый статус в составе Российской Федерации. Основываясь на неверных представлениях о природе российского федерализма, некоторые республики включали в тексты конституций положения, ведущие к пересмотру предметов ведения и полномочий Федерации, а также в ряде случаев закрепляли верховенство своих законов над федеральным законодательством. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 07.06.2000 № 10-П разъяснил неправомерность постановки вопроса о суверенитете республик и указал, что все правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, в том числе конституции республик, не должны противоречить Конституции. В частности, Конституционный Суд показал, что, по смыслу преамбулы, ст. 3-5, ч. 1 ст. 15, ч. 1 ст. 65, ст. 66 и п. "б" ст. 71 Конституции в их взаимосвязи, республики как субъекты РФ не имеют статуса суверенного государства и решить этот вопрос иначе в своих конституциях они не могут, а потому не вправе наделить себя свойствами суверенного государства, даже при условии, что их суверенитет признавался бы ограниченным. Тем не менее положения о суверенитете, ограниченном пределами исключительного ведения республики, по-прежнему сохраняются в конституциях ряда республик (например, Чеченской Республики)*(744).

2. Часть 2 комментируемой статьи указывает, что статус края, области, города федерального значения, автономной области и автономного округа также устанавливается Конституцией, а конкретизируется в соответствующих уставах.

Уставы субъектов Федерации, как и конституции республик, занимают особое, а именно высшее место в иерархии нормативных актов субъекта Федерации, они имеют высшую юридическую силу по отношению к другим правовым актам субъекта (Постановление КС РФ от 01.02.1996 № 3-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Устава - Основного Закона Читинской области"*(745)). Уставы определяют организацию субъектов РФ и образуют основу законодательства и иного правотворчества по вопросам их исключительного ведения. Что касается совместного ведения РФ и ее субъектов, то уставы субъектов служат основой их законодательства по этим вопросам наряду с федеральными законами без ущерба для верховенства последних.

Уставы, как и конституции субъектов РФ, имеют особый правовой характер, о чем свидетельствует усложненный, по сравнению с обычными законами субъекта, порядок их принятия, а также внесения изменений и дополнений, наличие специальных процедур проверки на соответствие Конституции (см. комментарий к ч. 2 ст. 5). Как и все правовые акты субъектов РФ, уставы края, области, города федерального значения автономной области, автономного округа не должны противоречить принципу верховенства Конституции РФ и подлежат применению лишь в части, не противоречащей Основному Закону.

3. Часть 3 комментируемой статьи устанавливает дополнительные возможности для определения статуса автономной области, автономных округов. При необходимости автономная область, автономные округа вправе инициировать принятие специального федерального закона, конкретизирующего особенности статуса соответствующих субъектов РФ. До настоящего времени эта возможность не была реализована.

4. Положения ч. 4 ст. 66 устанавливают механизмы урегулирования отношений между органами государственной власти субъектов РФ, являющимися частями так называемых "сложносоставных" субъектов. Она распространяется на отношения с участием всех автономных округов, за исключением Чукотского автономного округа, который вышел в 1992 г. из состава Магаданской области (Закон РФ от

17.06.1992 № 3056-1 "О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации"*(746)). Поскольку Конституция прямо не разъясняет положение о "вхождении", на практике в середине 90-х годов ХХ в. возникали различные коллизии между органами государственной власти "сложносоставных" субъектов РФ в понимании указанного положения и его правовых последствий.

Точку в дискуссиях поставил Конституционный Суд РФ, который принял специальное Постановление о толковании ч. 4 ст. 66 Конституции Российской Федерации (см. Постановление КС РФ от

14.07.1997 № 12-П "По делу о толковании содержащегося в части 4 статьи 66 Конституции РФ положения о вхождении автономного округа в состав края, области"*(747)). Суд указал, что данная норма носит констатирующий характер и потому употребление термина "входящий" означает признание Конституцией существовавшего до ее вступления в силу положения, согласно которому автономные округа, не оформившие изменение своего статуса, по-прежнему входят в состав соответствующего края или области. Однако наряду с преемственностью Конституция предусматривает ряд существенных изменений в регулировании федеративных отношений. Она провозглашает в качестве одной из основ конституционного строя равноправие всех субъектов Федерации, в том числе края, области и автономного округа. При этом принцип равноправия доминирует в статусе субъекта Федерации, что находит отражение в ч. 1 и 4 ст. 5, ч. 2 ст. 72, ч. 4 ст. 76 Конституции. Однако принцип равноправия субъектов Федерации не исключает вхождения автономного округа в состав края, области.

Вхождение автономного округа в состав края, области и по смыслу ч. 4 ст. 66 означает такое конституционно-правовое состояние, при котором автономный округ, будучи равноправным субъектом РФ, одновременно составляет часть другого субъекта РФ - края или области. Это состояние определяет особенности статуса как автономного округа, так и края, области, в состав которых он входит. Их взаимоотношения отличаются от их отношений с другими субъектами Российской Федерации: "вхождение" предопределяет обязанность органов государственной власти обоих субъектов обеспечивать сохранение территориальной целостности и единства в интересах населения края, области. Вхождение автономного округа в состав края, области не изменяет их конституционно-правовой природы как субъектов РФ и не означает, что автономный округ утрачивает элементы своего статуса - территорию, население, систему государственных органов, устав, законодательство и т.п. "Вхождение" не умаляет статуса автономного округа как равноправного субъекта РФ, поскольку он вправе по своему усмотрению распоряжаться тем объемом полномочий, которые предоставлены ему Конституцией.

Равноправие и самостоятельность автономного округа в отношении своей территории и объема полномочий обеспечиваются, наряду с другими конституционными гарантиями, тем, что для изменения его статуса в соответствии с ч. 5 ст. 66 Конституции не требуется согласия или предварительного разрешения края, области. Вхождение автономного округа в состав края, области означает наличие у края, области единых территории и населения, составными частями которых являются территория и население автономного округа, а также органов государственной власти, полномочия которых распространяются на территорию автономных округов в случаях и в пределах, предусмотренных федеральным законом, уставами соответствующих субъектов Российской Федерации и договором между их органами государственной власти.

Вне пределов ведения Российской Федерации и ее полномочий по предметам совместного ведения край, область, автономный округ как самостоятельные и равноправные субъекты Федерации обладают всей полнотой государственной власти. Они вправе передавать осуществление части своих полномочий друг другу на добровольной основе, по договору между соответствующими органами государственной власти либо в иной форме, в том числе путем принятия закона края, области или автономного округа. В сфере совместного ведения РФ и ее субъектов полномочия органов государственной власти края, области на территории автономного округа осуществляются в рамках, определенных федеральным законом и договорами между соответствующими органами государственной власти, которые обязаны принять все меры для достижения согласия.

Закон о порядке принятия в РФ предоставил дополнительные правовые возможности для решения разного рода практических вопросов, связанных с "вхождением" автономных округов в состав краев, областей. На основе добровольного объединения ряда автономных округов, краев и областей созданы пять новых субъектов РФ - Пермский край, Красноярский край, Камчатский край, Иркутская область и Забайкальский край (см. комментарий к статье 65).

5. Все субъекты РФ в равной степени обладают конституционными гарантиями своего статуса. Согласно ч. 5 ст. 66 статус субъекта РФ может быть изменен лишь по взаимному согласию Российской Федерации и ее субъекта в соответствии с федеральным конституционным законом. Взаимное согласие Российской Федерации и субъекта Федерации означает достижение единой позиции по вопросу изменения статуса субъекта и выражается путем принятия нормативных правовых актов органов государственной власти РФ и ее субъектов. Согласие субъекта может быть выражено в различных формах - как в форме регионального референдума, так и в форме закона субъекта Федерации, принятого законодательным (представительным) органом, который, будучи избранным населением региона, является выразителем его воли.

Устанавливая основные принципы изменения статуса субъекта РФ, норма ч. 5 ст. 66 не содержит прямого указания, что конкретно следует понимать под этим изменением. В практике федеративного строительства возникали ситуации, когда субъекты РФ выходили с инициативами об изменении своего статуса путем его "повышения" или предоставлении "особого" положения в составе РФ. Такая постановка вопроса была основана на прочтении ч. 1 и 2 комментируемой статьи вне системной связи с остальными положениями Конституции и неверном предположении, что наличие особенностей в конституционно-правовом статусе различных видов субъектов РФ означает их разную конституционную "ценность", при этом статус республики считается наиболее значимым, а статус автономного округа - наименее ценным. Однако, как отмечалось выше, в Конституции нет иерархической соподчиненности между субъектами Федерации, они равноправны между собой и во взаимоотношениях с федеральным органами государственной власти. Различия в названиях видов (форм) субъектов отражают лишь историческую преемственность и уже не связаны с различиями в правовом статусе.

Изменение статуса субъекта РФ не означает образования нового или упразднения существующего субъекта. С этой точки зрения практика добровольного объединения нескольких субъектов в один новый также не является изменением статуса субъекта РФ, поскольку при объединении происходит добровольное аннулирование субъектности автономных округов и распространение на их территорию юрисдикции органов государственной власти краев, областей, в состав которых они прежде входили (см. комментарий к ч. 4 ст. 66). Под изменением статуса субъекта Федерации следует понимать нормативное закрепление установленных по взаимному согласию Российской Федерации и ее субъекта особенностей в элементах общего конституционного статуса конкретного субъекта. Речь может идти об особенностях реализации на территории субъекта РФ общих принципов организации органов государственной власти субъекта и местного самоуправления; о закреплении определенных региональных отличий от общих принципов взаимоотношений органов государственной власти субъектов РФ и Федерации (например, в части, касающейся государственного регулирования бюджетно-финансовой и экономической сферы региона); об установлении некоторых изъятий в полномочиях органов государственной власти субъекта РФ и т.д.

Очевидно, что внесение изменений в статус субъекта РФ должно иметь под собой веские объективные причины и не может вести к нарушению основ конституционного строя, установленных в гл. 1 Конституции. Поскольку изменение статуса субъекта РФ в определенном смысле ведет к закреплению отличий конкретного субъекта от общей нормы, оно осуществляется только путем принятия специального федерального конституционного закона, но при этом не носит и не может носить характера изменения (поправки) Конституции. Использование для закрепления изменений в статусе субъекта РФ формы федерального конституционного закона позволяет тем самым избежать противоречий с федеральными законами, устанавливающими общие принципы организации власти и местного самоуправления в субъектах РФ.